Специальное применение гипноза в когнитивной терапии депрессии - Soblaznenie. Ru :: Samorazvitie

Специальное применение гипноза в когнитивной терапии депрессии

Образец структурированного мультимодального подхода к лечению депрессии, важной составной частью которого является гипноз, был недавно разработан Алладином (Alladin, 1987,1989) и основывается на его диссоциативной модели депрессии; эту модель мы опишем первой. Диссоциативная модель депрессии

Возвращаясь к нашему прежнему обсуждению природы депрессии, мы можем с готовностью признать, что это сложное расстройство, предполагающее участие многих факторов. Таким образом, маловероятно, чтобы был найден единственный причинный фактор — биологический или психологический. Столь же маловероятным представляется эффективное лечение любого депрессивного больного с помощью какого-либо единичного вмешательства. В своем всеобъемлющем обзоре видов психологической терапии депрессии Уильяме (Wiliams, 1984) сделал вывод, что чем больше используется техник, тем успешнее лечение. Этим подразумевается, что чем большим выбором техник владеет терапевт, тем выше вероятность того, что будет найдена комбинация, наиболее подходящая конкретному пациенту. 103

Руководствуясь вышеупомянутым выводом, Алладин / Alladin, 1987,1989) разработал рабочую модель клинической прессии, KOTOpaa сочетает гипнотические и когнитивные парадигмы и имеет показания к множественному вмешательству. Эта модель именуется «Диссоциативной моделью депрессии», потому что 1) охватывает диссоциативную теорию гипноза и 2) подразумевает, что


неэндогенная униполярная депрессия является формой негативного самогипноза (концепция, объяснение которой будет дано позднее), которая ведет к диссоциации депрессивного аффекта.

^ Депрессия как диссоциация

Хилгард (Hilgard, 1986) описывает гипноз и другие родственные явления типа фуг, одержимости и расщепления личности в терминах диссоциации или разделенного сознания. Диссоциация, или гипнотическое состояние, рассматривается как когнитивный процесс, изменяющийся на своем протяжении от малого до большого. Теория также принимает во внимание концепции «самости» и «воли» и утверждает, что гипноз и другие диссоциативные переживания предполагают некоторую степень потери волевого контроля, или же контроль делится между сознательными и бессознательными процессами. Иерархическая модель представлена центральной контролирующей структурой (исполнительное эго) и различными подчиненными контролирующими структурами, каждая из которых имеет для связи с внешним миром собственные вход и выход. Хотя в нормальных условиях контроль осуществляет центральная структура, другие структуры способны возобладать над ней под действием гипнотических суггестии или других похожих процедур или ситуаций. И вот, безотносительно гипноза или диссоциации, Бек и др. (Beck et al., 1979) отметили, что постоянная, стереотипированная поглощенность депрессивного больного своими предъявляемыми негативными личными установками склонна усиливать подчиненные когнитивные структуры или схемы. Как только эти подчиненные системы оказываются установленными, они развивают определенную автономность: деятельность, которую они контролируют, выходит из-под волевого контроля (частично или полное-

104

Глава 4

тью), а связанные с ней переживания фиксируются вне нормального осознания (то есть диссоциированно с исполнительным эго).

Эта связь гипноза с депрессией может получить Дальнейшую поддержку от представлений Тарта (Tart, 1975) о состояниях сознания. Он проводит различие между дискретными состояниями сознания, дискретными измененными состояниями сознания и базисными состояниями сознания. Дискретное состояние сознания есть «уникальный, динамический паттерн конфигурации психологических структур» — такое, как состояние обычного бодрствования, сна и мечтаний. Дискретное измененное состояние сознания (д-ИСС) подразумевает состояние, которое отличается от определенного базисного сознания и обладает свойствами, порожденными процессом реструктурирования сознания или реальности. Другими словами, диссоциация, или д-ИСС, происходит вследствие изменения паттернов существующих ресурсов или когниций. Этот взгляд легко можно распространить на когнитивный процесс во время депрессии. В ответ на некое внешнее или внутреннее раздражение паттерны существующих когниций (негативных схем) пересматриваются (реструктурируются или искажаются), завершаясь депрессивным аффектом (д-ИСС). Тяжесть симптомов будет зависеть от продолжительности и масштаба изменения паттернов существующих схем.

^ Негативный самогипноз

Резонно, таким образом, предположить, что депрессивные и гипнотические состояния сопровождаются похожими когнитивными процессами. Однако между когнитивными содержаниями этих двух видов переживаний существует фундаментальное различие. Гипноз может вовлекать в процесс либо негативные, либо позитивные когниций (негативное или позитивное переживание), тогда как депрессия неизменно подключает негативные когниций (как правило, негативное переживание). Более того: гипноз является преходящим состоянием, индуцированным либо самостоятельно, либо со стороны, и с легкостью может быть прекращен (то есть субъект легко возвращается к базисному состоянию сознания). Депрессия явля-105

ется негативным самогипнозом (НСГ) и так легко не прерывается. Араоз (Araoz, 1981) считает НСГ общим знаменателем для всех психогенных проблем. Согласно Араозу, НСГ состоит из бессознательных (автоматических) негативных установок и пораженческих умозрительных образов, которые индивид себе позволяет, в себе подогревает и над развитием которых зачастую напряженно работает, сознательно в то же время стремясь к лучшему самочувствию. Он призывает этот НСГ потому, что тот состоит из трех гипнотических элементов: 1) некритичного мышления, которое негативным образом активизирует подсознательные процессы; 2) активного негативного воображения; 3) могущественных постгипнотических суггестии в форме негативных


утверждений. Поскольку в депрессивных больных НСГ чрезвычайно активен, депрессивному состоянию нелегко положить конец. Вдобавок, по мере того как депрессивные лица склоняются к живым негативным фантазиям, они с легкостью теряют контроль над эмоциональными образами (см. Horowitz, 1972). В результате такой утраты контроля появляются искажение фактов, заблуждения и ошибки, ведущие к диссоциации аффекта и поддержанию депрессивной действительности.

^ Нейропсихологические параллели

Несмотря на то, что оба полушария головного мозга взаимодействуют друг с другом, существует

разделение их функций в процессе обработки информации. Левое, или доминантное, полушарие

занято вербальными, логическими и аналитическими перцепцией и когницией, тогда как правое,

или недоминантное, полушарие специализируется в невербальной, эмоциональной и

холистической оценке информации (Tucker and Frederick, 1989). Правое полушарие

предрасположено к представлению информации в более негативных красках (Galin, 1974; Diamond

et al., 1989) и фиксирует ее более интенсивно (Tucker and Frederick, 1989). Содержание,

представленное в левом полушарии, оформлено, главным образом, в вербальную форму. Иными

словами, сенсорное ощущение заменено внутренним кодом (семантика), тогда как мышление в

правом полушарии является аналогическим (аффективное

106

Глава 4

или синкретическое представительство), то есть, речь идет о продолжительном и

непосредственном зеркальном отражении качеств восприятия.

Нейропсихологические и нейрофизиологические исследования как гипноза (напр., Frumkin et al.,

1978; Gruzelier et al., 1984; Gruzelier and Brow, 1985), так и депрессии (напр., Flor-Henry, 1976;

Wexler, 1980) заставляют предположить, что оба эти состояния связаны с перераспределением

мозговой активности в пользу ее возрастания в правом полушарии (или за счет снижения в левом).

Существует, следовательно, нейропсихо-логический коррелят диссоциации/гипноза и

депрессивной реальности, именно — правое полушарие. Склонность при гипнозе и депрессии к

преобладанию прзвополушарных функций и вытекающая из этого недоступность для

аналитического и разумного языка могут объяснить субъективное переживание как гипноза, так и

депрессии.

Модель замкнутой обратной связи при депрессии

Понятия диссоциации и негативного самогипноза также могут быть включены в «Модель

замкнутой обратной связи при депрессии» (МЗОСД) Бека (Beck, 1987), в дальнейшем развитую

Шульцем (Schultz, 1978). МЗОСД предполагает, что между когницией и аффектом существует

такое отношение взаимной поддержки, при котором не только мысли могут влиять на чувства, но

и чувства способны воздействовать на мысленное содержание. Событие (ощущение, мысль, цель,

ситуация, и т. д.) может активизировать негативную схему, которая вновь и вновь когнитивно

воспроизводится (автоматическое когнитивное искажение, иначе говоря — индукция НСГ), что

приводит к диссоциации. Поскольку, в силу НСГ, депрессивным лицам трудно отвлечь мышление

и негативное воображение от отрицательных явлений жизни, они теряют контроль над

эмоциональными образами, и это подкрепляет их постоянное депрессивное настроение, (Schultz,

1976), поддерживая, таким образом, их уверенность в депрессивном характере действительности

(негативные утверждения или, в терминах модели диссоциации, постгипнотические суггестии).

Поэтому

107

депрессивные субъекты становятся весьма чувствительными к негативным и эмоциональным

раздражителям: у них отмечаются низкий порог восприятия последних, а также стремление

фокусироваться на аффективно родственных событиях (в соответствии со схемой самости). Такое

фокусирование ведет к обедненному пониманию реальности и тем помогает поддерживать

депрессивное состояние.

Клиническое применение: когнитивная гипнотерапия при депрессии

Диссоциативная модель депрессии, представленная выше, создает основу для такого подхода к

лечению, который сочетает гипнотические и когнитивные процедуры с бихевиористскими

техниками, благоприятными для удовлетворения потребностей депрессивных пациентов. Этот вид

терапии, названный «когнитивной гипнотерапией при депрессии», обычно состоит из двенадцати

еженедельных сессий с последующими контрольными и поддерживающими сессиями. Первые

четыре предполагают сбор анамнеза, оценку, разъяснение когнитивной модели и когнитивной


терапии, а также тренинг отслеживания и оспаривания дисфункционального и депрессо-генного мышления (когнитивное реструктурирование). Пациента знакомят также с набором адаптированных техник Оверлейда (Overlade, 1986), которые преподносятся как «первая помощь при депрессии»; вначале же его побуждают раскрыть свои эмоции и попытаться подключить свою позу, воображение и ключевые слова к преодолению острых депрессивных настроений. На пятой сессии осуществляется надлежащим образом оформленная гипнотическая индукция и даются эго-усиливающие суггестии (Hartland, 1971). Гипнотическая сессия записывается на пленку для ежедневного прослушивания. На последующих сессиях производится когнитивное реструктурирование с использованием воображаемых сцен, представленных пациентом. Существуют три дополнительные терапевтические процедуры, подключающие гипноз или фантазии, и мы сейчас рассмотрим их подробно. 108 Глава 4

^ 1. Расширение осознания

Този и Бейсден (Tosi and Baisden, 1984) заявляют, что человеческие переживания могут пониматься, скорее, не в смысле расщепления сознания на сознательное и бессознательное, но в категориях времени и осознания. Время простирается от отдаленного прошлого до предполагаемого будущего, а осознание — от того, что по меньшей мере известно сознанию, до того, что полностью осознается (рис. 4.1).

Таким образом, поведение — не всегда ответ на непосредственную ситуацию, оно может также функционально зависеть от прошлого или будущего. Поскольку переживание основывается на прошлом или будущем, его можно расположить во временном континууме. Человек, однако, может полностью не сознавать эту связь и даже в пределах текущего момента не до конца воспринимать всю цепь когнитивных, аффективных и психологических реакций, которые он демонстрирует; переживание, таким образом, можно расположить в континууме осознания (см. рис. 4.1). Подобный взгляд на переживание учитывает каждый элемент событийно-когнитивно-чувствительной последовательности, какой только может быть в пре-

наименьшее осознание

IS \

прошлое/ < ВРЕМЯ будущее

1 1

\ О /

Рис. 4.1. Временной континуум и континуум осознания в человеческом переживании 109

лах любого квадранта временного континуума и континуума осознания. Он также подразумевает, что некоторые когнитивные процессы (например, искажения) могут протекать, будучи ниже порога осознания.

Гипноз предлагает механизм, посредством которого можно исследовать и разворачивать когнитивные искажения, находящиеся ниже порога осознания. Это достигается с помощью привлечения внимания пациента к психологическому содержанию каждого квадранта временного континуума и континуума осознания. Больного приглашают сфокусироваться на специфической зоне беспокойства, где представлены дисфункциональные когниции, или же побуждают перемещаться в пределах какого-либо из двух измерений (временного и осознания) вплоть до определения подобной зоны. Далее, как и на ранних стадиях лечения, пациенту предлагают оспорить когниции и затем обратиться к эмоциональным последствиям этих возражений. Другие гипнотические процедуры, подразумевающие раскрывающие или реструктурирующие процедуры, — такие как возрастная регрессия и прогрессия и индукция образа, можно использовать для изучения и реструктурирования неосознанных негативных схем. Пациентам обычно дают постгипнотические суггестии, предполагающие «позитивное фокусирование», и просят их как


можно чаще упражняться в таком фокусировании (иными словами, в воображаемом споре с негативными когнициями и переживании положительных последствий этого).

2. Индукция включения внимания и позитивного настроения

Депрессивные больные часто поглощены мыслями и картинами самоубийства, неспособности справиться с чем бы то ни было, невозможности снова быть правым, самообвинения и так далее. Подобные размышления могут, по сути, превратиться в навязчивость и способны затормозить терапевтический прогресс. Чтобы помочь больному обсессивной депрессией разорвать замкнутый ментальный круг и заменить негативные мысли позитивными переживаниями, ему советуют составить список из 10-15 приятных ощущений и «упражняться в удержании

110

Глава 4

каждого из них в сознании в течение 30 секунд». Пациента побуждают, во-первых, упражняться со списком от четырех до пяти раз в день и, во-вторых, отключить «от сознания» негативные или «нежелательные» ощущения (когда бы пациент их не испытывал) «и заменить их одним из приятных ощущений из списка».

^ 3. Активно-интерактивный тренинг

Эта техника пытается сломать привычку к диссоциации и возбудить «ассоциации» со значимым окружением. Депрессивные больные, взаимодействуя с объектами их внутренней или внешней обстановки, стремятся, подобно невротикам, к пассивной диссоциации, а не активной интеракции с поступающей информацией. Под «активно-интерактивным» понимается бдительная «настроенность» на последнюю, тогда как пассивная диссоциация является стремлением поставить на якорь «внутреннюю реальность» (негативные схемы и переживания). Через пассивную диссоциацию человек создает автономную систему (расщепленное сознание), которая не имеет отношения к понятийной действительности, и это часто приводит к отходу от социума, коль скоро индивид не может «настроиться» на социальное взаимодействие. Чтобы предотвратить пассивную диссоциацию, человек должен, во-первых, осознать, что подобный процесс имеет место, и во-вторых, активно попытаться его остановить. Как только пациент осознает этот процесс, ему рекомендуют а) отвлечься от «дурных якорей» и б) активно обратиться к соответствующим ключам. Другими словами, пациент учится активно использовать левое полушарие тем, что начинает мыслить аналитически, логично, реалистично и синтаксично. Другие процедуры

Можно посвятить одну сессию тренингу навыков социального общения и уверенности в себе; с помощью гипноза пациента также обучают постановке адекватных и реалистичных целей и выработке благоприятных стратегий для их достижения. Кроме того, ему предлагают заняться ежедневными физическими упражнениями — бегом трусцой, спортивной ходьбой или гирями.

^ 111

Последние изыскания

Депрессии посвящена обширная литература. Она описывает природу депрессии, различные методы классификации этого расстройства, эпидемиологические исследования, теории источников и причин депрессии и методы лечения. Нас интересует именно последняя область, но поскольку существует множество сообщений о конкретных случаях и описаний терапевтических стратегий (а сюда можно отнести и психоаналитическую литературу), мы обнаруживаем, что о контрольных клинических испытаниях психологических методов лечения до недавних пор было очень мало публикаций. Таким образом, весьма обнадеживающим оказалось знакомство с положительными результатами, которые были получены во время прекрасно организованных клинических испытаний когнитивной терапии применительно к депрессивным больным. Эти результаты позволяют провести выгодное сопоставление с фармакологическим лечением, особенно в плане частоты рецидивов. Важно при этом помнить, что когнитивная терапия дополняет, а не соревнуется с лечением антидепрессантами (Rush et al., 1977; Blackburn et al, 1981; Kovacs et al., 1981). Данная работа должна подтолкнуть тех, кто практикует гипнотерапев-тические методы, к оценке эффективности их процедур в отношении депрессивных пациентов, но нам тем не менее все еще приходится ждать серьезного и обстоятельного исследования в этой области в противоположность, скажем, вопросам гипнотического лечения при психосоматических заболеваниях (см. главы 2 и 8).

Пока же Алладин (Alladin, 1989) на примере 20 пациентов провел неформальное сравнение описанного выше когнитивно-гипнотического подхода в терапии с когнитивной терапией Бека. На сегодняшний день результаты показывают, что при снижении депрессивных настроений между


этими двумя видами терапии нет различий. Видится, однако, что когнитивная гипнотерапия вызывает более быстрое улучшение, ведет к большему снижению тревоги и обеспечивает более глубокое, чем после когнитивной терапии, чувство уверенности в себе.

^ 112

Глава 4

Будущие направления

По ряду причин качество литературы по гипнотерапии оказывается различным; налицо также чрезмерное доверие единичным случаям, взятым для иллюстрации. Тем не менее ценность последних заключается в том, что они предоставляют читателю возможность выбора техник, которые он вправе применить, сталкиваясь с похожим случаем в своей собственной клинической практике. В главе 2 техника была определена как процедура, специально нацеленная на ускорение желательных изменений в пациенте.

Предположение, что гипнотерапевтические техники — такие, как самогипноз, эго-усиление и методы пересмотра травматичных воспоминаний — часто ускоряют желательное изменение, должно быть в фокусе дальнейшего экспериментального исследования. В идеале мы должны сравнивать терапию, например, курс когнитивной терапии, в чистом виде с нею же, но в сочетании с отдельной гелиотерапевтической техникой типа эго-усиления или суггестии образа. Различие в результатах, свидетельствующее в пользу подключения техники, позволит терапевтам с уверенностью приобщить последнюю к их лечебной программе. Этот способ сравнения был неформально использован Алладином (см. выше) с некоторыми выгодными для гипнотерапии результатами, хотя в этом случае параллельно применялось несколько техник, и трудно оценить вклад каждой из них в отдельности.

Ясно, что данные, полученные при клинических испытаниях, в которых указанным выше образом сравнивались различные методы лечения, всего лишь накапливаются в течение длительного периода времени, а само по себе клиническое исследование не всегда дает исчерпывающие ответы. Одна из трудностей возникает в случае, когда отдельная техника — допустим, индукция образа — для некоторых пациентов ускоряет изменения, но на других влияет отрицательно. Совокупный подсчет покажет неэффективность этого вмешательства. Отсюда следует вопрос: «Для каких больных и в каких условиях процедура оказывается действенной?» Здесь прибе-ют к надежным оценочным процедурам совместно с пациентами.

Исследовать гипнотическую технику можно также путем наблюдения за тем, какое влияние оказывает на состояние больного задержка ее выполнения. Суггестию образа, следовательно, можно давать на раннем или на позднем этапе программы. Хотя при интерпретации полученных результатов приходится сталкиваться с логическими проблемами, отсутствие различий в степени улучшения поставит полезность процедуры под вопрос.

Литература по гипнотерапии также выиграет, если будет больше обращаться к единичным экспериментам, хотя для этого исследования подходят не все техники. Воздействие ежедневного прослушивания гипнотической аудиозаписи в сочетании с эго-усиливающими инструкциями можно оценить, периодически обращаясь к больному с просьбой отдать пленку, а после снова к ней вернуться. В этом случае опять возникают проблемы логического порядка, но если никаких измеримых изменений не происходит, полезность данной процедуры — по меньшей мере, для некоторых пациентов — берется под сомнение.

С помощью этих видов исследования, при сочетании групповых испытаний с единичными экспериментами, мы постепенно придем к более четкому пониманию вышеописанных гипнотерапевтических методов как дополнительных процедур в психологической терапии депрессивных больных.


1388965552305363.html
1389001974046521.html
1389077740852861.html
1389197075593697.html
1389327792364966.html