ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ И ИЗДАНИЯ - Итс Р. Ф., Введение в этнографию, Л

Глава II

^ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ И ИЗДАНИЯ

Типы учреждений в СССР и за рубежом

За полтора столетия существования этнографии в качестве особой научной дисциплины сложились своеобразные центры - различные типы этнографических учреждений, координирующие во всемирном и региональном масштабах направления научных исследований, подготовку этнографических кадров, ведущих издание научных и учебно-методических трудов, осуществляющих хранение и изучение вещественных материалов культуры различных народов. Знание этих учреждений и изданий должно помочь в перенасыщенном информацией современном мире поискам добротных материалов для решения разнообразных этнографических проблем.

Учитывая, что этнография изучает народы всего мира, в 30-х годах XX в. для определения основной проблематики, для обмена информацией и сотрудничества было учреждено проведение раз в четыре года Международного конгресса антропологических и этнографических (с 1968 г. этнологических) наук (МКАЭН). Первый конгресс состоялся в 1934 г. в Лондоне, второй - в 1938 г. в Копенгагене, затем в связи с войной был десятилетний перерыв, и третий собрался только в 1948 г. в Брюсселе, четвертый - в 1952 г. в Вене. Начиная с пятого конгресса, проведенного в 1956 г. в Филадельфии, в его работе участвуют советские этнографы. Шестой конгресс состоялся в 1960 г. в Париже. Самым представительным (участвовали этнографы более чем 50 стран) был седьмой, проходивший в 1964 г. в Москве. Восьмой конгресс проводился в 1968 г. в Токио и Киото. На восьмом конгрессе, учитывая, что время проведения МКАЭН совпадает со временем проведения других международных конгрессов и особенно конгресса востоковедов (этнографы обычно в нем активно участвуют), было решено проводить МКАЭН раз в пять лет, и очередной девятый конгресс был проведен в 1973 г. в Чикаго. Десятый



стр.22
конгресс, ставший юбилейным, прошел в 1978 г. в Дели, одиннадцатый - в Канаде: сначала в Квебеке, затем в Ванкувере в 1983 г. В 1988 г. двенадцатый конгресс был проведен в Загребе, на нем столицей тринадцатого конгресса 1993 г. была избрана Барселона.

Масштабы конгрессов, когда количество своих и приехавших участников переваливает за две тысячи, существенно меняют сложившуюся на протяжении десятилетий практику их проведения. Так, первоначально было обязательным сочетание развернутого выступления докладчика и заранее опубликованного текста доклада, затем стали публиковаться только тезисы, а выступления ограничивались 15-20 мин. Начиная с Делийского конгресса, когда число собственных участников превысило 50% всех делегатов, в ряде секций на выступления давалось 2 мин., а тезисы были заменены репликой - обозначением темы. Правда, некоторые делегации, в том числе СССР, обычно представляют тексты докладов, переведенные на иностранные языки.

Хотя МКАЭН не претендует на роль международного руководящего этнографического органа, проблемы как теоретического, так и практического характера, обсуждаемые на нем, обмен мнениями оказывают влияние на развитие этнографии в каждой стране. Работой МКАЭН руководят Перманентный комитет, в состав которого входят видные ученые ряда стран (в том числе и СССР), и Организационный комитет, создаваемый антропологами и этнографами страны проведения конгресса. Глава Оргкомитета является и президентом проводимого конгресса. МКАЭН работает по трем основным отделениям - антропология, этнография и музеология, которые разделяются либо на проблемные, либо на региональные секции; кроме этого, во время работы конгресса проводятся симпозиумы по важнейшим, определенным Перманентным комитетом (он собирается между конгрессами раз в два года) дискуссионным проблемам 1. МКАЭН издает свои труды, выносит определенные рекомендации по вопросам развития этнографии и антропологии, сотрудничает с созданным в 1948 г. под эгидой ЮНЕСКО Международным союзом антропологов и этнографов. ЮНЕСКО издает своеобразный международный информационный бюллетень о настоятельных нуждах антропологических и этнографических исследований, цель которого - обратить внимание на изучение тех объектов и явлений, которые могут исчезнуть в ближайшее время.



стр.23
Сказанное подчеркивает консультационно-информационный характер МКАЭН и самостоятельное развитие этнографии в каждой отдельной стране, где деятельность этнографов в различного типа учреждениях либо направляется центральными научными институтами (например, в СССР, странах Восточной Европы, Аргентине и др.,), а то и государственными службами этнографии (например, в Индии), либо неправительственными ассоциациями и обществами (например, Японская этнологическая ассоциация, Этнографическое общество Австрии, Географическое и этнологическое общество Базеля в Швейцарии и т. п.). В 60-х годах XX в. было осуществлено объединение этнографов Западной Европы для решения общеевропейских этнических проблем путем проведения региональных конференций и издания общего этнографического журнала «Ethnologia Europaea».

В 80-е годы в деятельность этнографов Западной Европы включились и этнографы Восточной Европы. Последние избрали перспективный путь - путь кооперации при создании трудов по региональной этнографии и постоянного обмена через специальный печатный орган «Demos» информацией об исследованиях по европейской тематике.

Типы этнографических учреждений в каждой стране соответствуют традиции и истории возникновения самой науки. В целом же их можно подразделить на академические, вузовские, музейные, журнальные (редакционные) и общественные. Рассматривать особые государственные этнографические службы при правительственных учреждениях различных стран, которые имеют сугубо прикладное значение для проведения внешней, а иногда и внутренней политики, не представляется целесообразным, так как их значение определяется не уровнем развития этнографических знаний, а в основном потребностями глобальной стратегии той или иной державы.

^ Академические центры Русская этнография зародилась в недрах Кунсткамеры Петербургской Академии наук. В 1836 г. при разделении Кунсткамеры на ряд специализированных музеев был создан Этнографический музей, который в 1879 г. преобразовали в Музей по антропологии и этнографии (о МАЭ см. наст. издание гл. VIII). Тогда же в уставе Академии наук было написано, что «этнографический музей - центральное учреждение в империи для изучения различных человеческих племен и их культурного развития, особенно живущих в Русском государстве». С 1903 г. - это Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого, на базе которого в 1933 г. был создан Институт антропологии и этнографии Академии наук СССР, переименованный в 1935 г. в Институт этнографии АН СССР. (В 1947 г. институту



стр.24
было присвоено имя выдающегося русского ученого и путешественника ^ Н. Н. Миклухо-Маклая.)

Центральное этнографическое научное учреждение нашей страны оформилось в Ленинграде в 1933 г. как ведущий академический институт с богатой исследовательской базой - Музеем антропологии и этнографии. Начиная с 1943 г. в Москве создается рабочая группа института, деятельность которой привела к необходимости частичного перебазирования исследовательской работы из Ленинграда в Москву. Сегодня центральное научное академическое учреждение по этнографии и антропологии в СССР - Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, находящийся в Москве и имеющий в Ленинграде свое отделение (называемое «частью»), состоящее из секторов и групп и Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого АН СССР. Так как Географическое общество СССР, в составе которого еще в год основания (1845) возникло Этнографическое отделение, также находится под эгидой Академии наук СССР, то можно считать, что в нашей стране этнографическая и антропологическая науки развивались прежде всего в стенах Академии, что, однако, не мешало и не мешает развитию и существованию вузовских и общественных центров и обществ.

Во всех союзных республиках СССР центрами этнографии также являются академические институты республиканских Академий наук, где в большинстве случаев этнография представлена в содружестве с фольклором, искусствоведением, археологией, историей или чаще всего особым отделом в институтах истории. Например, Институт искусствоведения, фольклора и этнографии им. М. Ф. Рыльского АН Украинской ССР, Институт искусствоведения, этнографии и фольклора АН Белорусской ССР, Институт истории, археологии и этнографии им. И. А. Джавахишвили АН Грузинской республики, Институт истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова АН Казахской ССР, Институт археологии и этнографии АН Армянской республики, отдел этнографии и искусствоведения АН республики Молдова; в АН Узбекистана, Азербайджана, Латвии, Литвы, Киргизии, Эстонии, Туркмении сектора этнографии в институтах истории.

Академическими институтами представлены и этнографические центры в большинстве других стран Восточной Европы и мира. В Болгарии это Институт этнографии с музеем при Болгарской Академии наук, в ГДР - Институт немецкой этнографии Германской АН, в КНДР - Институт археологии и этнографии Академии общественных наук, на Кубе - Институт этнологии и фольклора при Кубинской АН, в Польше - Институт истории материальной культуры Польской АН, в Чехо-Словакии - два института: Институт этнографии и фольклористики Чехо-Словацкой АК и Институт этнографии Словацкой АН, в Югославии - также два института: Этнографический институт Сербской Академии



стр.25
наук и искусства и Этнологический институт при Комитете по народному быту и обычаям Югославской Академии наук и искусства, в Венгрии этнографической наукой руководит Этнографическая исследовательская группа при Венгерской Академии наук. Существование двух академических центров в таких странах, как Чехо-Словакия и Югославия, объясняется разделением их функций: один центр руководит общими исследованиями по этнографии всех народов страны и зарубежных стран, другой - изучением конкретного этноса (в данном случае сербского и словацкого). В КНР этнографические исследования проводятся в Институте национальностей Китайской Академии общественных наук; при Академии общественных наук находится и Институт этнографии СРВ.

Академические центры этнографии существуют и в ряде других стран, где имеются свои академии либо учреждения, выполняющие их функции. К последним относятся, например, Институт гуманитарных наук в Алжире, имеющий центр исследований по антропологии, первобытной истории и этнографии, Австралийский институт по изучению аборигенов в Канберре, Национальный институт антропологии Министерства культуры и просвещения Аргентины, Латиноамериканский центр исследований в области общественных наук в Бразилии. Указанные центры к академическим можно отнести лишь условно, учитывая то обстоятельство, что они носят характер и правительственных учреждений. Полностью к подобного типа правительственным этнографическим научным центрам (речь не идет об этнографических службах) относятся Национальное антропологическое управление Боливии, Мексиканский центр антропологических исследований, Управление научных и технических исследований в заморских территориях во Франции, Канадский центр антропологических исследований, Институт народных традиций в Гвинее и т. п.

Классическим академическим центром является специальный институт Королевского общества Великобритании - Королевский антропологический институт Великобритании и Ирландии, основанный еще в 1843 г. Этот ведущий этнографический центр Англии изучает все народы мира; его фундаментальной базой является этнографический отдел знаменитого Британского музея.

^ Вузовские центры Учреждения академического профиля возникали в середине прошлого века в рамках официальной науки, находящейся на попечении правительства. Вместе с тем этнографические материалы, добытые в многочисленных как русских, так и зарубежных кругосветных путешествиях, привлекали пристальное внимание прогрессивной общественности. Открывшийся



стр.26
с XV в. для Европы необычайно разнообразный мир неведомых прежде стран и народов к середине и особенно ко второй половине XIX в. заставил передовых мыслителей иначе взглянуть на историю человечества. В Англии и Америке, России и Франции, Германии и Швейцарии появляются труды, в которых достаточно четко высказывается мысль о единстве человеческого рода, проповедуются идеи гуманного отношения к «дикарям» - к народам стран, ставших добычей колонизаторов. Этнография превращалась в важную социальную, историческую дисциплину, и в этом своем качестве она входила в более демократические, чем, например, императорская Академия наук в России, высшие учебные заведения и различные географические общества или общества любителей краеведения. Н. Г. Чернышевский так определял значение этнографического материала в 60-х годах XIX в.: «Каждое племя, стоящее на одной из ступеней развития между самым грубым дикарством и цивилизацией, служит представителем одного из тех фазисов исторической жизни, которые были проходимы европейскими народами в древнейшие времена»2.

Именно в это время в России возникают университетские этнографические центры. В 1864 г. создается Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, в 1878 г.- Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Этнографическая проблематика занимает существенное место в деятельности восточного факультета Петербургского университета. Эти центры способствовали развитию вузовской этнографии, координировавшей в ту пору свои исследования не столько с Академией наук, сколько с местными отделениями Географического общества.

Естественное же для вузовских центров сочетание учебной и научной работы, т. е. ведение этнографических исследований и подготовка кадров этнографов, в нашей стране началось только после революции. В 1918 г. во вновь организованном при Петроградском университете Географическом институте открывается этнографическое отделение; позднее оно существует на восточном факультете Ленинградского университета. В самом начале 50-х годов, когда была предпринята акция превращения ЛГУ в некое учреждение «с областной судьбой», преподавание этнографии сначала перенесли на исторический факультет, а в 1952 г. его вообще ликвидировали.

В первые годы советской власти этнографическое образование было введено в Московском и Казанском университетах. Перед Великой Отечественной войной и после нее этнографическая вузовская наука и подготовка кадров развивались в указанных



стр.27
трех университетах, а также в университетах Сибири и Дальнего Востока, Прибалтики, Украины и Закавказья. В начале 50-х годов подготовка этнографических кадров и деятельность самих вузовских этнографических центров были прекращены в большинстве университетов. Вся этнографическая деятельность практически была сосредоточена в академических учреждениях, так как и преподаватели сохранившихся двух вузовских центров - Московского и Тбилисского университетов - сотрудничали в соответствующих академических институтах.

В настоящее время в СССР подготовка кадров этнографов ведется на семи специальных вузовских подразделениях: на кафедрах этнографии Московского и Тбилисского университетов, на восстановленной в 1968 г. кафедре этнографии и антропологии Ленинградского университета, на созданных в 60-80-х годах кафедрах археологии и этнографии Казахского и Киргизского университетов, на кафедре этнографии Омского университета, а с 1989 г. и на новой кафедре археологии, этнографии и музееведения Киевского университета. Вместе с тем в ряде вузов и университетов Поволжья, Кавказа, Украины, Белоруссии и Прибалтики, Сибири и Дальнего Востока сегодня предпринимается попытка продолжать традиции вузовской этнографии при согласовании тематики исследований с соответствующими академическими центрами.

Вместе с тем в конце 80-х годов стало очевидно, что отсутствие вузовской подготовки курсов в таких прежде известных центрах, как Львовский, Ереванский, Казанский, Тартуский, Вильнюсский и другие университеты, не могло быть терпимо. Сложившаяся ситуация, выразившаяся в обострившемся интересе к межнациональным отношениям, требовала восстановления и развития вузовской этнографии. Однако этого не произошло, что несомненно скажется на будущем науки.

Сочетание вузовских и академических центров свойственно и этнографии Англии, где в 1896 г. при Оксфордском университете была организована кафедра антропологии, на которой с момента ее создания работал знаменитый английский этнограф Э. Тэйлор. Вслед за Оксфордским университетом кафедры антропологии, с учетом потребности и в научных и практических этнографических кадрах, были открыты в Лондонском и других университетах Великобритании. В настоящее время на Британских островах, где, как и всюду на Западе, придается особое политическое значение этнографии, существует 14 вузовских центров, крупнейшие из которых - кафедра антропологии Оксфордского университета, Музей археологии и антропологии Кембриджского университета. Полярный институт им. Скотта того же университета, кафедры антропологии Лондонского университета и Университетского колледжа в Лондоне, кафедры социальной антропологии Королевского университета Северной Ирландии и Эдинбургского университета и др.



стр.28
Аналогичная ситуация, когда наряду с ведущими академическими центрами существуют вузовские, характерна для многих других стран Европы и Азии, где в каждом крупном университете есть кафедра этнографии либо этнографическое отделение. Например, кафедра этнографии и фольклористики Карлова университета в Праге; кафедра этнографии Будапештского университета; Институт общей и немецкой этнографии при Университете им. Гумбольдта и Институт антропологии и этнологии при Университете им. Ф. Шиллера; кафедра этнографии Вроцлавского университета и кафедра антропологии Варшавского университета; Институт этнологии при Загребском университете; кафедры этнографии при Ханойском и Хошиминском университетах и др.

Если в Великобритании, так же как и в названных странах, вузовские центры возникали одновременно с академическими или под их влиянием, то в других странах мира, даже при наличии правительственных, полуправительственных и музейных центров, вузовские центры были и являются основными, в которых развивается этнографическая наука. Такое положение характерно прежде всего для Соединенных Штатов, Канады, Федеративной Республики Германии, а также Франции, Индии, Австралии, Японии и многих других стран.

В данном случае примечательна ситуация в США, где трудно определить центральное учреждение и за таковое можно принять как минимум два. Основная исследовательская и учебная работа сосредоточена в многочисленных университетах и колледжах США. Всего в стране работает более 400 вузовских центров, представленных кафедрами антропологии или социологии и антропологии, а также исследовательскими центрами и институтами во всех крупнейших университетах и колледжах. К таким центрам относятся департаменты антропологии ведущих частных, муниципальных, штатных и религиозных университетов: Францисского, Чикагского, Вашингтонского, Мичиганского, Аляскинского, Гавайского, Лайолы, Святого Джона, Святой Марии и др. Многие вузовские центры в США имеют музеи (таких музеев более 60) и издают свои труды. Столь большое число учебных заведений, в которых ведется подготовка этнографических кадров, соответствует глобальной стратегии американского правительства.

Подобными же причинами можно объяснить и наличие многочисленных вузовских центров в ФРГ, в настоящее время здесь их более 40. В соответствии с традиционной структурой этнографические исследования в ФРГ ведутся в специальных антропологических, этнологических или институтах древнейшей и древней истории при основных университетах. К таким учреждениям относятся Антропологический институт и Институт им. Л. Фробениуса при университете им. В. Гете, Институт древнейшей и древней истории университета Альберта Людвига,



стр.29
этнологический семинар и Географический институт при Боннском университете, кафедра антропологических исследований Геттингенского университета, Институт древнейшей и древней истории Эрланген-Нюрнбергского университета, Антропологический институт Кильского университета, этнологический семинар Кельнского университета, Антропологический институт Майнцско-го университета, этнологический семинар Марбургского университета, этнологический семинар Мюнстерского университета, этнологический институт Тюбингенского университета, Институт антропологии и генетики человека Мюнхенского университета и т. п. Указанные семинары при университетах являются по существу специальными учебными институтами, в которых занимаются от 40 до 100 студентов. Вузовские центры ФРГ (например, Гамбург) располагают крупными или небольшими учебными музеями, отдельными коллекциями, лабораториями, библиотеками, издают свои труды в общеуниверситетских изданиях.

Роль вузовских центров особенно велика в Канаде, где социологическая и антропологическая ассоциация действует под эгидой кафедры социологии и антропологии университета Калгари. Всего в Канаде насчитывается 16 вузовских центров. К крупнейшим из них, имеющим свои музеи и выпускающим периодические издания, относятся Центр проблем Севера и кафедра социологии и антропологии университета Лаваля, Институт миссионерской работы Оттавского университета, кафедра антропологии университета Альберта, кафедра антропологии и Музей антропологии университета Британской Колумбии, кафедра антропологии Торонтского университета, кафедра антропологии и социологии Викторианского университета и т. п. Основная тематика исследований в этих центрах - этнография эскимосов, индейцев, японцев, китайцев, теория науки, расоведение и расогенез.

Во Франции ведущие этнографические учреждения сосредоточены, помимо государственной службы научного и технического изучения заморских территорий (имеющей 27 исследовательских центров в тропических странах и центральную службу документации), в высших учебных заведениях и музеях. Причем роль и тех и других в развитии этнографической науки почти равноценна. В отличие от рассмотренных вузовских центров других стран французские входят в состав пяти университетов и двух знаменитых вузов - Коллеж де Франс и Сорбонны (Высшая школа экономических и общественных наук). Коллеж де Франс и подразделение Сорбонны имеют научные центры, институты, лаборатории, где изучаются этнографические и этнические проблемы Африки, Азии, Латинской Америки и Океании. К таким учреждениям относятся: Институт Дальнего Востока (издающий много десятилетий свой бюллетень), Центр африканских исследований (проблемы культурных ареалов), Центр



стр.30
по изучению и анализу документов по Африке южнее Сахары (Центр работает также под эгидой Музея Человека), кафедра по изучению тропического мира, группа по изучению семито-хамитских языков, лаборатория социальной антропологии (единая для Коллеж де Франс и Высшей школы Сорбонны, издает журнал «L'Homme»). Научный и педагогический состав Коллеж де Франс и Высшей школы экономических и общественных наук Сорбонны входит в Парижское антропологическое общество.

Университет в Тулузе имеет Институт первобытного искусства, где изучаются не только проблемы первобытной культуры Западной Европы, Африки, но и общие вопросы первобытности, этнологии и антропологии. Институт выпускает свое периодическое издание. При Страсбургском университете работают Институт по изучению Латинской Америки и Институт Испании, Португалии и Латинской Америки. Их проблематика - литература, история и этнография испано-португалоязычных стран. Издается специальный научный журнал. Антропологические лаборатории имеют Парижский и Лионский университеты.

Развитие этнографии именно в университетских центрах характерно для Японии, Новой Зеландии, Австралии, Индии. Этнографические институты, соответствующие кафедры и научные лаборатории имеют: в Японии - Нанзанский университет, Национальный институт языкознания, Международный христианский университет, Кобе колледж, Кюсюйский университет, Тохокуский университет; в Новой Зеландии - университеты в Данидине, Окленде, Гамильтоне и Веллингтоне; в Австралии - Австралийский институт по изучению аборигенов, Австралийский национальный университет, а также Аделаидский, Куинслендский, Сиднейский и Западноавстралийский университеты; в Индии - университеты Карнатакский, Лакнауский, Пенджабский, Равишанкарскии, Делийский, Мадрасский, Уткальский и др.

Не занимаясь далее подробным перечислением вузовских центров других стран, напомним лишь, что в большинстве государств Европы, Африки, Латинской Америки, Юго-Западной и Юго-Восточной Азии при центральных университетах существуют кафедры или отделения этнографии (антропологии). Такие же кафедры после 1978 г. (т. е. после «культурной революции») восстановлены в основных университетах КНР. Однако в соответствии с обычным представлением, согласно которому основная нация (ханьская) не может быть предметом этнографического исследования, на этнографических кафедрах, так же как и в академических центрах, изучаются некитайские народы КНР и народы зарубежных стран. Изучением этнографии китайцев и народов Китая занимаются Этнологический институт Академии Синика (Тайвань), кафедра археоло-



стр.31
гии и антропологии Национального Тайваньского университета и Сингапурский университет «Тай ян».

1406581011877164.html
1406677902216706.html
1406841232490824.html
1406974011112557.html
1407042015431332.html